1

Если бы к раковине во мраке,

Радость моя, ты приблизила ухо ведуньи,

Ты не могла бы Не задаться вопросом:

‘Сквозь разрозненные эха откуда Этот шум долетает?”

Подробнее...

 

Спать пора, беспокойное сердце,

Спать пора, засыпай, усни.

Спи, зима подступила,

Грозит: “Берегись!

Я убью тебя,

И ты забудешь про сон”.

“Мои губы, — говоришь ты, — дарят Покой твоему сердцу, спи же,

Спи спокойно,

Слушай возлюбленную твою,

Чтобы смерть победить, беспокойное сердце”.

Звезда, моя единственная звезда,

В беззвездной ночи ты одна Для меня одного сияешь,

Одиночеству моему утешенье.

Для меня никогда ты, звезда,

Не погаснешь, сколь бы короток ни был

Срок, отпущенный тебе для меня.

Изливаемое тобою сиянье Лишь обостряет

Угрозу отчаяния, безысходность.

Ты возникла на пороге В красном платье,

Чтобы сказать мне, что ты огонь,

От которого не уберечься.

Подробнее...

В конце августа 1966 года семидесятивосьмилетний Джузеппе Унгаретти знакомится в Сан-Паулу с живущей в Бразилии двадцатишестилетней Бруной Бьянко. Встреча пользующегося всемирной известностью поэта и мо­лодой поэтессы дает начало любовной истории — странному роману, на­шедшему отражение в обмене стихами и письмами.

Подробнее...

 
По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.

Подробнее...

Кадр. Одинокая женщина

в нежной дымке тумана. Вивьяна. Смотрит

на закат, зовет меня, повторяет игриво

ход скачек, перебегает

Подробнее...

Что есть, то есть. Память человека держалась лишь на этой горстке слогов. Только им возвращаться дано из никчемных

закромов, что они, к счастью, и делают, не заставляя себя ждать.

Им ничего не стоит складываться в слова,

произносимые шепотом, их крылья бьются, верные строю. Тебе остается перевести.

Подробнее...

Мысль о жизни в пустоте, обладая

ничем, то и дело о ничто спотыкаясь.

Искать себя, не приближаясь.

Вопросы. Невнятные ответы.                                                  

Здесь и сейчас. Среди бела дня.                                                      [1]

Указующий перст — где он?

Где направляющая рука?

Скомканная история.

Желание — ошибка.

Не до тебя звездам в непостижимых безднах, не до тебя божествам в их безымянных лимбах.

Недавно оставленный дом далеко не тот, минута не та и путь, и в зеркале взгляд мимолетный.

Нет дороги назад, только “Пока!” на прощанье. 

Подробнее...

В тесном садике возле дома

на шаткой скамейке

среди горшков с геранью и циннией

он оставляет хлеб для птиц —

синиц, воробьев, скворцов,

по утрам зачастую соек.

Подробнее...

“Бетти, домой, дождик !”

Пудель с бритыми лапами, с красными под паклей на лбу глазами, понимает слова хозяйки.

Старуха — чулки на сухих ногах сползли, выцветшая косынка на космах кричит с балкона.

У светофора хрипит автобус, ветер ерошит деревья — февраль, спохватившись, вновь являет свои причуды.

Представленных ниже поэтов объединяет, пожалуй, то, что каждый из них, начиная с первых шагов в литературе, каждой следующей книгой утвер­ждает верность себе.

Подробнее...

Генрих Гейне

 

Жил некий пудель, и не врут,

Что он по праву звался Брут.

Воспитан, честен и умен,

Во всей округе прославился он

Подробнее...

Генрих Гейне

 

Вспорхнет и опустится снова

На волны ручья лесного,

Над гладью, сверкающей, как бирюза,

Танцует волшебница стрекоза!

И славит жуков восхищенный хор

Накидку ее — синеватый флер,

Корсаж в эмалевой пленке

И стан удивительно тонкий.

Подробнее...

 

Во сне я вновь стал юным и беспечным —

С холма, где был наш деревенский дом,

Сбегали мы по тропкам бесконечным,

Рука в руке, с Оттилией вдвоем.

Подробнее...

 

Кошка была стара и зла,
Она сапожницею слыла;
И правда, стоял лоток у окошка,
С него торговала туфлями кошка,

А туфельки, как напоказ,
И под сафьян и под атлас,
Под бархат и с золотою каймой,
С цветами, с бантами, с бахромой.

Подробнее...


Прекрасный старинный замок Стоит на вершине горы. И любят меня в этом замке Три барышни - три сестры.

Подробнее...

Когда тебя женщина бросит, - забудь,
Что верил ее постоянству.
В другую влюбись или трогайся в путь.
Котомку на плечи - и странствуй.

Подробнее...

 
Когда выхожу я утром
И вижу твой тихий дом,
Я радуюсь, милая крошка,
Приметив тебя за окном.

Читаю в глазах черно-карих
И в легком движении век:
- Ах, кто ты и что тебе надо,
Чужой и больной человек?

- Дитя, я поэт немецкий,
Известный в немецкой стране.
Назвав наших лучших поэтов,
Нельзя не сказать обо мне.

И той же болезнью я болен,
Что многие в нашем краю.
Припомнив тягчайшие муки,
Нельзя не назвать и мою.

 

 

Гейне Генрих

Беренис

Они дают своим лодкам имена непослушных дочерей, и те рвутся с привязи, чтобы поскорее пуститься в танец с ветром.

Говорят, надвигается буря,

это предвещал еще вчерашний день,

горизонт был чистым, но теперь он куда-то пропал,

как и мое неутоленное любопытство —

рыбак вычерпывает воду с днища

пробитой лодки, чтобы не пропало

ни одного дня. Там, на берегу, отдыхающие ждут, справится ли он.

Подробнее...

Прости меня.

 

Снова пришел домой поздно, ты уже спишь, твое тело соблазнительно проступает сквозь одеяло.

Ночь сегодня ясная, и оттого в квартире стало очень холодно.

Подробнее...

Впервые я познакомился с текстами Роста в самолете Берлин—Киев. Я провел в Берлине неделю в рамках "Летней академии литературного пере­вода", в ходе которой мне надарили два десятка книг современных немец­коязычных авторов.

Подробнее...

больше ничего идти и видеть все — лишь трещина между водой и небом

(ну, еще закурят те

кто хочет различить еще хоть что-то)

Река в небе

небо — свет мерцающий сквозь

воды тихо текущей реки Щ облака

и во мне

так же мерцают

знание и надежда

земля и камни

море и небо

жизнь и смерть

Подробнее...

“Облачение ”

Стихи

Переводы с норвежского

Рут Лиллегравен1

Здесь я пребуду

я был первым я буду последним

я буду

тем что горит и что течет тем что вздымает и что опускает

я буду расчищать и строить

жать и сеять

заносить серп и сушить сено

косу править ворочать почву

да, здесь я пребуду буду жить все снося

неся камни и жерди и туши брата и мать и отца

как дед не буду нет, только не он

Подробнее...

Пьеса

Сцены 1, 8

"Арден из Фавершэма" ("Arden of Faversham") — никогда ранее не перево­дившаяся на русский язык пьеса, впервые поставлена и опубликована в 1592 году и основана на реальных событиях (убийстве зажиточного землевла­дельца и бизнесмена Томаса Ардена молодой женой Элис и ее любовником Мосби в 1551 году) и является первым примером сценической "бытовой" трагедии,

Подробнее...

Альберт Янечек родился в 1925 году в Хохволькерсдорфе, округ Винер-Ной- штадт, Нижняя Австрия. С 1933 года жил в окружном центре Винер-Ной- штадт. Опубликовав в юности сборник стихотворений "Неисчерпаемая ме­ра" (1947), надолго замолчал, лишь изредка публиковал стихи в периодике. Долгие годы работал в школе, был книжным обозревателем в журналах и на Австрийском радио, вице-президентом австрийского ПЕН-клуба. В 70-е годы он — один из основателей литературного движения "Подиум" и одноимен­ного журнала, где стали печататься авторы из Нижней Австрии.

Подробнее...

Да, я могу писать без света О перевертышах судьбы.

О том, как щелкает планета По будням семечки-гробы.

Подробнее...

В свете желтых фонарей

Ночь казалась тусклой.

Минск, хоть ты меня согрей

Песней белорусской.

 

 

Подробнее...

* * *

Я, наверно, все уже испортил,

Что встречаю в городе зарю.

Подробнее...

 

Поехал я как-то зимой на птичий рынок И

хотел купить себе птичку,

Чтобы пела по утрам,

Но у ворот меня встретил старичок.

Он сказал:

Подробнее...

Хочется написать какую-нибудь историю

Из чисто терапевтических соображений

Чтобы наши в ней наконец победили

Подробнее...

Мы, убогие очкарики,

Бегающие по городу с рюкзачками,

В которых: мятые бутерброды (на кафе у нас денег давно уже нет) Недочитанные книги (на дочитывание книг времени давно уже нет — надо зарабатывать на еду)

Подробнее...

Евгения Вежлян

 

Поймали тут одного

Вставили чип Думали

он — того А он просто

молчит Нет ничего

внутри Одно ничто

Хоть он сейчас умри В

сером своем пальто.

Подробнее...