Ее мама покончила с собой. Прямо на глазах у Лели, - добрая женщина не разгадала маневров гостя.

Подробнее...

Правила жизни

- Привет, - услышала я, подходя к черной машине.

Заглянула внутрь. Ребенок спал в автокресле на заднем сидении слева.

Подробнее...

Кира

Я коснулась губами щеки кавалера, джимни стоял на аварийке возле входа в метро.

Леня смотрел на меня внимательно и не выходил наружу.

Подробнее...

Молодожены громко ссорились. Прямо в общем холле. Орали друг на друга так, словно прожили вместе двадцать лет.

Подробнее...

ГЛАВА 14. Давид

- Поезда гудят в тональности си-бемоль, - проговорил Кирилл, ведя меня из детского сада.

  • Чего? - поразилась я. Тому, как безупречно он произносит все, без исключения, звуки давно уже не удивлялась.

    Подробнее...

ГЛАВА 6. Дорога

Два месяца назад.

Я сидела за рулем уже двенадцать часов. Спина затекла и ноги устали. Глаза горели под веками кислотой. Короткие передышки на заправках не спасали.

Подробнее...

 

ГЛАВА 1. С утра шел снег

С утра падал снег. Прямо падал и падал. Двадцать седьмое. Круто. Я стояла на крыльце, осторожно шагая в синих ботинка по коварному белому полу.

Подробнее...

Часы вечности. Часы из часов. Perpetuum mobile.

Существовал ли когда-либо государь, властелин или бого­подобный император, что пытался бы проникнуть в голову или в сердце одного из своих подданных? Или в самом деле возможно, чтобы английский мастер и отделенный от него не только половиной мира, но целой вселенной император Китая одновременно помыслили об одном и том же? То есть возможно ли, чтобы этот император и этот английский ча­совщик — над океанами, языковыми пространствами и фило­софскими системами — были связаны чем-то вроде родства душ? Связаны (!), хотя любая мысль, любой закон и любой порядок этого мира, казалось, неодолимо их разделяли?

Подробнее...

Наконец пришел черед выступать и тому отряду, который доставит в Жэхол и английских мастеров с их инструментом, материалами и почти завершенными огненными часами, а двумя днями ранее Цзян без всяких объяснений попросил Кокса и Мерлина сопровождать его. В занавешенном порт­шезе их принесли во двор, где Кокс никогда не бывал и чью отдаленность от своего дома мог оценить лишь приблизи­тельно: портшез колыхался до цели минут десять. Тишина во­круг наводила на мысль, что они не покидали Запретный го­род, но раздвинуть занавеси, разрисованные цветами жасмина и чешуей дракона, оказалось невозможно. Никому, кроме считаных посвященных, сказал Цзян, когда гвардеец открыл дверцу портшеза у порога обширного, сумеречного павильона, никому не дано запомнить дорогу туда, где Влады­ка Десяти Тысяч Лет хранит свои любимые вещи.

Подробнее...

Окруженный безмолвными воинами, Цзян почти торжест­венно произнес, что желание мастера будет исполнено. Вот, он привел двух оседланных, укрытых меховыми попонами ко­ней для Мерлина и Кокса; Брадшо и Локвуд останутся в горо­де, будут ожидать возвращения обоих у своих верстаков.

Подробнее...

Ванъли Чанчэн, Невообразимо длинная стена—так Цзян имено­вал императорский бастион, ибо ваньли означает не только де­сять тысяч ли, ли — это еще и знак бесконечности. Стена протя­женностью десять тысяч ли есть десять тысяч раз невообразимо длинная стена. Династии Цинь и Хань, Вэй, Чжоу, Тан, Ляо и Мин строили этот вал во все стороны света, нигде не заканчивая. Великий Дракон, каким Стена виделась на­роду, огненным языком выбивал клубы пара и облачные башни из вод Желтого моря, а в тысячах километров оттуда вздымал хвостом дюны пустыни Гоби в песчаные бури...

Подробнее...

Потом, так и не разжав руки, упавший рухнул ничком, ли­цом в снег, прямо в пятно собственной крови, и замер в не­подвижности, более не шевельнувшись. Процессия гондол тоже застыла в беззвучном покое. Носильщики первых трех портшезов и евнух-проводник прошли еще немного вперед, пока лающий кашель и взгляд назад не оцепенили и их.

Пустота, возникшая между передней частью процессии и остальной ее частью, из-за кровавого пятна на снегу превра­тилась как бы в пространство ужаса, запретное для всех иду­щих следом. Разве кто-нибудь из носильщиков или невиди­мых пассажиров дерзнет отступить от предписанного и вымеренного до дюймов маршрута, чтобы помочь умираю­щему?

Хотя Мерлин, Цзян и оба помощника, увлеченные разгово­ром, не слышали и не видели происходившего на простор­ном дворе за окном мастерской, но Цзян все-таки что-то за­метил по выражению лица английского мастера. Один за другим, первым — Цзян, они подошли к окну и стали рядом с Коксом, безмолвные свидетели, которые увидели замершую в снегу процессию портшезов, упавшего в пятно своей крови носильщика, растерянную оцепенелость флотилии гондол.

Подробнее...

как на Шу-лейн. Посланники Цяньлуна, когда он в отчаянии стоял на коленях у гроба Абигайл, заставляя их ждать и ждать, не иначе как сделали наброски, а может быть, даже сняли размеры. Это помещение могли построить и осна­стить только по их чертежам. Найдет ли он здесь и супруже­ское ложе, свое и Фэй? Катафалк Абигайл?

Подробнее...

написать как иностранец о “La France au seuil de 1935”[1] и ко­торые в конечном счете писать отказался. Не хватило нагло­сти высказывать свое мнение о предмете, который понимаю тем меньше, чем больше в него погружаюсь. Вот почему на письма отвечаю с опозданием.

Подробнее...

написать как иностранец о “La France au seuil de 1935”[1]  и ко­торые в конечном счете писать отказался. Не хватило нагло­сти высказывать свое мнение о предмете, который понимаю тем меньше, чем больше в него погружаюсь. Вот почему на письма отвечаю с опозданием.

Подробнее...

Джулиану Хаксли

Вилла “Маджетта” Форте-деи-Марми (Лукка), Италия

5 сентября 192 7

<...> Искья — вариант на лето совсем не плохой. Мы тоже по­думывали обследовать французский берег к западу от Марсе­ля, почти на самой испанской границе. Места там, похоже, чудесные. У этих мест два преимущества. Во-первых, они бли­же, чем Искья. А во-вторых, это не острова, к которым я от­ношусь с некоторым предубеждением. (Фрейд бы сказал, что у меня скрытые гомосексуальные наклонности, ибо хорошо известно, что остров олицетворяет собой женские генита­лии...) Но об этом еще будет повод поговорить. Пока же не исключаю, что нам захочется вернуться обратно в Форте, ведь там невиданно красиво несмотря ни на что.  

Подробнее...

Леонарду Хаксли

Виале Морин Форте-деи-Марми (Лукка)[1]  I мая 1921

<...> Во Флоренции полно людей, которые либо являются ва­шими знакомыми, либо в знакомые набиваются, а потому толь­ко и думаешь, как бы от них спрятаться. Я содрогаюсь, когда вспоминаю, сколько ужасных людей ходили по улицам Флорен­ции, пока мы там жили. Избежать встречи с ними можно было лишь по чистой случайности или же хитростью. Состав англий­ской колонии весьма причудлив: это своего рода обветшалая провинциальная интеллигенция. <...> Жить во Флоренции по­стоянно я бы не стал. Начать с того, что зимой здесь слишком холодно, а летом слишком жарко.

Подробнее...

10.

 Но он целовал ее в губы! - возмутилась девочка.
--Тебе спросонья показалось.
--Ты думаешь, что я не могу отличить дружеский поцелуй от страстного поцелуя?
--Я вообще уже не знаю, что думать! Только, об увиденном, Александре ни слова! Идем завтракать.
В баре все места были заняты. За столиком Александры сидела незнакомая молодая женщина. Они о чем-то спорили. Увидев нас, Александра махнула нам рукой, приглашая сесть за их столик. Мы подошли и поздоровались.
--Рита, Эля, знакомьтесь. Это - моя сестра Маша. Машка, это  - мои новые друзья: Рита и Эля. Они тоже из Москвы.
Маша посмотрела нас с Элькой, как на пустое место. Всем своим видом показывая, как мы ей безразличны. На вид женщина вроде была симпатична, но высокомерное выражение лица, с которым она смотрела на окружающих  и странной формы нос портили ее. Она мне напоминала какую-то птицу.

Подробнее...

Теперь каждое утро упаковывается корзина с хлебом, маслом, творогом и вареными яйцами. Я через воронку наполняю зеленые бутылки с лечебным напит­ком. Фрида, наша кузина из Иохсберга, идет в лес вместе с на­ми. В некотором смысле она ответственна за нас. Ей уже ше­стнадцать, у нее длинная, толстая светлая коса, и она очень красивая.

Подробнее...

 

Надин Николи

 

1. Эта история началась на  горнолыжном  курорте в Австрии. Я и моя племянница Элька уже неделю отдыхали в маленьком курортном городке Хинтерглемм. Это одно из самых красивейших мест долины Глеммталь, с традиционным альпийским очарованием. Для любителей горных лыж лучшего места не найти. А вот для тех, кто терпеть не мог лыжи и зиму… Короче: все части моего тела ныли от боли и усталости. Каждое утро я проклинала тот день, когда уступила своей племяннице и согласилась поехать с ней на этот «чертов» курорт. Пытка начиналась с шести утра. Нам - русским, как всегда «везло»; инструктор для нас почему-то был свободен только в шесть утра. Некоторые мазохисты находили в этом удовольствие, но я, лично, приехала отдыхать, а не тренироваться, чтобы участвовать в олимпийских играх. Сегодня, слава Богу, суббота и я впервые, наслаждаюсь отдыхом, лежа на огромной кровати.  00

Подробнее...

 Дом Николая Леонова, располагавшийся на Береговой улице в районе под звучным названием «Миллион», смотрел окнами в узорных наличниках прямо на пруд, от которого его отделяла улица, а за ней широкая поляна, поросшая сочной зелёной травой. К пруду от дома вела вниз тропинка, упирающаяся в дощатый мостик, который был переброшен с берега пруда на широкий плот, сколоченный на деревянных сваях, вбитых в илистое дно.

Подробнее...

Несмотря на то, что уже почти целый год шла тяжёлая, кровопролитная война с Германией, и на слухи, доходившие из Нижнего Тагила и Екатеринбурга, о массовых беспорядках в столицах, жизнь в городе шла тихо и размеренно. Казалось, что все эти события происходили в какой–то другой, чужой и далекой стране, где были другими люди, города и сёла, и где каждый день начинался и протекал по каким–то особенным законам, неведомым жителям этого затерянного среди лесов, озёр и рек, мало кому известного места.

Подробнее...

  В 2019 году издан роман в двух книгах "О чём молчит Каменный пояс" ИД "ОРЛИК" г. Орёл.               
     В основу романа легла судьба моего деда-колчаковского офицера, уроженца и жителя Верхней Салды(Свердловская обл.). Роман охватывает события 1914-1927 годов.
     Многих прототипов героев романа я знал лично или по рассказам родных и знакомых.Большинство историй являются подлинными. Исторические события того времени, на фоне которых происходит действие романа, взяты из архивов и научно-исторической литературы.

                КНИГА ПЕРВАЯ

                1

    Стрелки часов маленькой железнодорожной станции показывали ровно 6 часов тихого июньского утра 1915 года. Протяжный гудок демидовского чугуноплавильного завода разбудил небольшой рабочий городок на северном Урале, окруженный вековыми хвойными лесами. Длинная заводская труба, вонзившаяся дымящейся на конце стрелой в пелену серого предрассветного неба, зеркально отражалась на глади спокойного пруда, который был вырыт вручную и запружен шлюзами заводской плотины ещё при Никите Демидове, основателе завода. Широкий прозрачный водяной поток, разрезанный лиственничными сваями опор плотины, бурливо вспенивался стремительными мощными струями и с шумом падал вниз, обрушивая свою необузданную мощь в русло реки Салды, рассекающей территорию завода на две части.

Подробнее...

 Проснешься утром, в абсолютной тиши, вокруг царит некая пустота. И  сны были    посредственные, те что называют проходные. А в голове, из ниоткуда возникают, крутятся, и преследуют потом полдня, несколько строчек из песни:
«…Карты легли, на такую
Наклонную плоскость,          
Что  мне удержаться не просто.
На тормозах...» (гр. Сплин)
Гуляя по улочкам, площадям, мостикам и бульварам, я наслаждалась городом, строгим, без дурных затей, стоящим отдельно   от всего мира. Люблю гулять в будний день. Город дышит своими маршрутами,  равномерной и пиковой толпами, а ведь у них у каждого своя запутанная жизнь. И они в большинстве своем, передвигаясь или занимаясь делом,  думают о своих нескончаемых лабиринтах. Мой же лабиринт, совершенно бессознательно привел меня в кафе, на террасу. Я удобнейшим образом устроилась, но почему-то вместо меню, мне принесли креманку с содержимым.0-0

Подробнее...

 

Закончил убирать территорию школы, оставил свой нехитрый инвентарь: метлу, лопату, скребок в небольшом сарайчике, который находился за учебным корпусом,  пошел домой умыться, переодеться.
– Леонид Федорович! – услышал голос директора школы Татьяны Карповны. Она стояла на крыльце в костюме, а на улице было морозно. После слякотной погоды в январе наступили  настоящие февральские холода.
– Не стойте на морозе, зайду к вам, только переоденусь, – крикнул Леонид Федорович и пошел к своему домику. 0-0

Подробнее...

- Что с вами, Эвелина Григорьевна? – бросилась к ней Наталья.
- Ничего страшного, Наташенька. Нервы, давление скакнуло. Надо ж понимать, не восемнадцать уже, - попыталась улыбнуться Эвелина.
- Может быть, вас отвезти домой? – спросил Дмитрий.
- Спасибо, Дмитрий Андреевич. Сейчас за мной муж приедет. А вы уж, пожалуйста, съездите к Виктору.
- Хорошо, - кивнула головой Наталья, - А вы уж отдохните и не волнуйтесь. 
- Вот адрес, - она протянула Наталье листок из блокнота, - И я написала, где это находится, пока вас ждала.
Она протянула голубоватый листок. Наташа внимательно посмотрела на нее и передала Дмитрию: 
- Сегодня Дмитрий Андреевич меня везет. Мы одной машиной.
- Хорошо, - кивнула Эвелина, - Вы поезжайте уже и звоните обязательно. 0-0

Подробнее...

- Рассказывай, куда ездила. Я почему-то волнуюсь за тебя, - сказал Василий Павлович.
- Нет, все нормально. Но вообще, странная история со стороны. Эвелина Григорьевна попросила помочь в поисках Степана. Он куда-то исчез. Но это странно только со стороны. От Степана можно ожидать чего угодно. Но она очень волнуется, я не могла ей отказать.
- Тебя так волнует судьба бывшего мужа?
- Не особенно. Тем более, я знаю его. Мать жалко. Она очень волнуется.
- Насколько я помню по твоим рассказам, она не очень-то заботилась о нем. Уже давно.
- Тут все сложно. С одной стороны, это так. С другой – он сам делал все, чтобы почувствовать себя самостоятельным. Так что, кто делал больше, чтобы отдалиться, сказать сложно. Но мне кажется, Эвелину сейчас гложет чувство вины за все это. 0-0

Подробнее...

- И что тебе это даст?
- Кофе или поездка? Кофе – возможность, не засыпая за рулем, доехать до дома. А поездка? Ну, помогу бедной женщине… может быть. Ты ж видел, как она волнуется.
- Ну, гляди, - сказал Лобачев, отхлебывая кофе, - Я б на твоем месте спал бы до вечера.
Шкадов и, правда, спал почти до вечера. Приехал домой, на недоуменный взгляд матери ответил что-то вроде: «я ж в засаде ночь сидел» и завалился в постель. Когда проснулся, за окном темнело. Он принял душ, наскоро перекусил, потом зашел к себе в комнату, сел на кровать и стал думать. Затем решительно набрал номер телефона:
- Наталья Вадимовна, добрый день! Или вечер, скорее… Извините, что беспокою, понимаю, что не ваше, может быть, дело, но мы сегодня беседовали с вашей бывшей свкровью… А, вы в курсе? Я думаю, что можно как-то помочь ей. Вы, не против? Хорошо. Я бы хотел встретиться с Алексеем. У вас есть его адрес? Туда едете? Тогда давайте адрес и подождите меня, я сейчас подъеду.
Потом Шкадов записал адрес и отключился. Он выдохнул, и на секунду заткнул глаза. То, что он сейчас чувствовал и что делал, не лезло ни в какие ворота. Звонил, набравшись смелости, поборов непонятно откуда взявшуюся робость, а теперь еще и в частного детектива решил поиграть. Дмитрий усмехнулся и резко встал с кровати. Потом вышел в прихожую и стал быстро одеваться.
- Дима, ты куда? – спросила появившаяся в проеме дверей, мать. 0-0

Подробнее...

Глава 1 «Контакт»

Рёв турбин космического корабля нарушает идиллию, на поляну рядом с огородом, приземляется аппарат угловатой формы, мерцающий бортовыми огнями как Новогодняя ёлка. Человек не остановился, он продолжал свою работу, складывалось впечатление, что ему абсолютно наплевать на всё происходящее. Какое-то время ничего не происходило, корабль мирно стоял на зелёной траве, только жужжание каких-то приборов напоминало о его присутствии. Шум нарастал, открылся входной шлюз и на землю вышли несколько существ не гуманоидного типа. Их было четверо, первая самая крупная особь чем-то напоминала очень большую гусеницу «шелкопряда». Продолговатое тело диаметром около полутора метров было покрыто короткой шерстью, нижняя часть имела множество отростков, которые помогали существу перемещаться по земле. Второй не уступал «гусенице» в размерах и был похож на желеобразную массу, постоянно менявшую свою форму, он парил над землей, иногда касаясь её своим телом, при этом издавая какие-то звуки. Третий чуть меньше своих предшественников, был круглый как шарик и находился в прозрачной сфере, левитирующий на поверхности. Четвёртый, самый маленький, сантиметров на тридцать возвышался над травой, его лицо обильно покрывали усы разных размеров, которые шевелились, а тело поддерживалось тремя парами ног.

Подробнее...

- А Алексей?
- Тоже пропал. На звонки не отвечает. Родители его говорят, что не знают, где он. Но они вообще люди странные. 
- В полицию не обращались?
- Вчера обратилась. Заявление приняли. А потом мне следователь позвонил и сказал, что хочет видеть меня. Сегодня в десять. Мне страшно стало.
- Понимаю. Я чем-то могу помочь? 
- Не знаю пока. Можно я тебе позвоню? После следователя.
- Конечно. Да, вы не волнуйтесь, Эвелина Григорьевна, все будет хорошо. Может, куда с Алексеем уехали.
- Не знаю. Ну, извини. Я перезвоню обязательно. 0-0

Подробнее...

- Пропал?
- Недели полторы назад позвонил и сказал, что к родственнику уехал. Перестал на звонки отвечать. А последний раз вообще ответили, что абонент – не абонент.
- Давно?
- Дня два или три. Но она ж ему не каждый день звонила.
- А что за родственник? Она сказала?
- Я спросил. Она говорит: не знаю, мол, да и родственников у них почти нет. А с теми, кто есть, Степа этот сто лет не общался. 0-0

Подробнее...

Шкадов решил не звонить ему, а подъехать прямо к дому. Ему повезло. Виктор Васильевич оказался дома. Удостоверение оказало на бывшего сотрудника серьезное влияние, и он рассказал все, что мог. Но, впрочем, все эти знания показались Шкадову совсем не интересными и к делу мало относящимися.
- Давно это уже было, в конце девяностых, - рассказывал Ливенцев, седой плотный мужчина в спортивных штанах и растянутой футболке, - Банк до этого был небольшой и служба безопасности так, для профанации. Вахтеры, считай. Ну и я над ними. Кириллов пришел и через некоторое время дела в гору пошли. Ну и своих людей он везде стал ставить. Но я не в обиде. Хотя… мог бы и поработать, наверно. Мне чуть больше полтинника было. Крепкий еще. Но он своих поставил, да. 
- А потом вы куда-нибудь устроились?
-  Конечно. Я же спец. Майор МВД. В ОБЭПе работал. После банка в супермаркете охрану возглавлял. Но сейчас решил – хватит. На пенсии уже.
- Он же не только вас уволил. Были и другие недовольные. Кто-то мог обиду затаить?
- Мог. Только это двадцать лет назад было. Вряд ли кто камень столько лет за пазухой держал. 0-0

Подробнее...

Пролог.


«Почему меня постоянно преследует этот жуткий сон? Будто я убил человека, потом закопал его труп и все время боюсь, что тело откопают, и узнают, что это сделал именно я.  И каждый раз, я просыпаюсь в холодном поту. Ладно, сейчас. Так ведь это наваждение длится уже давно». Мужчина проснулся и с ужасом вглядывался в темноту. Он не знал, сколько сейчас время и наступило ли утро. Человек лежал в темном подвале на теплых трубах, укутавшись в собственный пуховик. Пуховик был хороший, поэтому снизу тоже было тепло. Трубы были укутаны какой-то тканью, а сверху обернуты плотной бумагой. Она шуршала при каждом движении, но звук был негромкий, и к нему можно было привыкнуть. Подвал был почти сухой, но откуда-то все равно пахло гнилью. Вверху находилось маленькое окошко, но стекло на нем было мутное, а сверху еще и прикрыто решеткой. Он увидел его, когда глаза стали немного привыкать к темноте. Оттуда все же пробивалось некое подобие света. Мужчина сделал предположение, что уже наступает утро. 0-0

Подробнее...

Тлава XIII. Охота начинается

Следующим утром поднялся Уолтер рано, и тяжело и печально было у него на душе, ибо не ждал он от нового дня ничего, что не случилось с ним за четыре прошедших. Однако вышло иначе: когда спустился он в залу, сидела там в одиночестве на возвыше­нии Леди, вся в белом, и повернула она голову, заслышав его ша­ги, и посмотрела на него, и поприветствовала, и молвила:

— Подойди, гость.

Приблизился он и встал пред нею, и она сказала:

— Хоть не видал ты еще здесь ни почета, ни радушия, все ж не пожелал ты покинуть нас и в том, сказать по правде, по­ступил мудро, ибо не можешь ты ни сбежать от нас, ни уйти без нашего соизволения. Но за то мы тебя благодарим, что покорился ты нашей воле, и перенес терпеливо четыре тяже­лых дня, и ни разуне пожаловался. Притом не могу я счесть тебя трусом, ведь так хорошо сложен ты, и прям твой взор* и на лице видна отвага. И потому спрошу тебя: сослужишь ли мне службу, дабы удостоиться моего гостеприимства?

Подробнее...

Глова XII. В Лесу за пределами мира проходят четыре дня

Проснулся Уолтер рано, и не обнаружил рядом никого, кто пожелал бы ему доброго утра, и не услышал ни шагов, ни го­лосов в доме, и тогда, позавтракав в одиночестве, он вышел и стал блуждать среди деревьев, покуда не набрел на речку, где можно было искупаться, затем же, смыв с себя сон, улегся под деревом, но вскоре поднялся и направился обратно к дому, дабы не упустить ненароком Девицу, коли придет она туда.

Подробнее...

Глава XI. Уолтер встречает госпожу

Было где-то после полудня, когда Уолтер расстался с Деви­цей; шел он теперь на юг по солнцу, как и велела она ему, и шел быстро, ибо, точно доброму рыцарю, едущему на битву, казалось ему, будто время тянется слишком медленно перед встречей с врагом.

Подробнее...

Глава X. Уолтер встречает другого обитателя сей диковинной земли

Но пока шел он, отдохнувший и сытый, по сему восхититель­ному краю, согретому лучами яркого солнца, страх и отвра­щение покинули его, и теперь шагал он весело, и ничто не приключилось с ним до самой ночи, когда лег он под могучим развесистым дубом с обнаженным мечом в руке, и мгновенно заснул, и спал беспробудно, покуда солнце не взошло высоко.

Тогда Уолтер поднялся и двинулся дальше, и земля вокруг была столь же прекрасна, как и вчера, а быть может, даже пре­краснее: больше цветов на зеленых лугах, величественнее ду­бы и каштаны.

Подробнее...

Тлава IX. Уолтер встречает первого из той троицы.

 

Преодолевая то одно препятствие на пути, то другое: или отвес­ный обрыв, который приходилось огибать, или склон, столь крутой, что он не осмеливался по нему спускаться, или непро­ходимая топь — Уолтер лишь через три дня окончательно поки­нул каменистую пустошь, и к тому времени, хоть и не испыты­вал он недостатка в воде, скудные припасы его все вышли, как ни старался он их беречь. Но это его мало тревожило, ибо по­лагал он найти внизу дикие плоды и подстрелить косулю, или кролика, или зайца, а после как-нибудь добычу приготовить, по­тому как были у него при себе и трут, и кремень. Более того, чем дальше шел он, тем увереннее становился, что вскорости на­бредет на жилье: столь прекрасной и обильной казалась земля впереди. Почти не ведал он страха, перед тем лишь только, что повстречает людей, которые обратят его в рабство.

Подробнее...

В подвале особняка было холодно. Это можно было списать на позднюю осень, но температура в подвале не поднималась выше пятидесяти одного градуса по Фаренгейту даже в самый жаркий летний день. Толстые каменные стены умели хранить холод. 
Сегодня Диана как всегда спустилась сюда навестить Натаниэля. Прошло уже пять лет, как он оказался здесь. И каждый день, когда она была в Лондоне, она спускалась сюда, к нему. Он лежал в стеклянном гробу, заполненном раствором различных веществ. Эти вещества постепенно испарялись, и чтобы уровень раствора не опускался, а тело не открывалось холодному воздуху, из стоящих рядом резервуаров, раствор постепенно восполнялся. 

Подробнее...

Было дано обещание
- Я вернусь! Обязательно вернусь! Ты только жди! – произнес он, подхватил рюкзак и ушел. Она, вытирая слезу, смотрела ему вслед.
С тех пор прошло три года.

Подробнее...

Глава I. О Блесшящем Уолтере и его отце

 

ДАВНЫМ-ДАВНО в славном приморском городе под названием Лэнгтон-на-острове жил один юноша. Отроду ему было годов не более двадцати пяти, и был он хорош лицом, златовлас, высок и силен, скорее мудрее, чем глупее многих в его возрасте, а еще добр, отважен, говорил мало, но всегда обходительно, не кутил и не чванился, но все­гда оставался миролюбивым и сдержанным, в бою нагонял страх на врагов и воодушевлял соратников. Отец его, с кото­рым он жил, когда начиналась эта история, был важным куп­цом, богаче даже вельмож той земли, главой Голдингов — од­ного из славнейших родов в Лэнгтоне — и начальником порта; в народе прозвали его Бартоломью Блестящим, а его сына — Блестящим Уолтером.

Неудивительно, что юноша, наделенный такими достоин­ствами, слыл среди соотечественников счастливцем, у кото­рого есть все, однако и ему выпал горький жребий, когда по­пал он в любовные сети к женщине неописуемо прекрасной, и женился на ней с ее, как казалось, добровольного согласия.

Подробнее...

СИМПАТИИ И АНТИПАТИИ    

                
     В ресторане «Арбат» сидели два совсем юных создания, парень и девушка. Парень - его звали Андрей - был в дорогом замшевом пиджаке,  светлые волосы тщательно зачесаны, взгляд  серых глаз напряженный, колючий, видно было, что он очень волнуется.
     - Возьмем медальоны из горячей вырезки. На закуску -  телячий язык под соусом. А вот лосось лучше не брать. Лосось лучше готовят в «Метрополе». 00

Подробнее...

Введение.

 

Роман "За пределами мира" (The Wood Beyond the World) считается од­ним из первых произведений, написанных в жанре фэнтези, а его автор, Уильям Моррис, — одним из основоположников жанра. И до Морриса в ли­тературе действовали фантастические силы и описывались фантастиче­ские события, однако Моррис стал одним из первых авторов, кто перенес события в вымышленную эпоху вымышленного мира. Конечно, сам Моррис, когда писал "Лес за пределами мира", не предполагал, что создает канон для нового жанра. Его целью была попытка воссоздать сказание эпохи Средневековья, которым он, писатель, общественный деятель, художник, близкий к прерафаэлитам, так восхищался.

Подробнее...