Сложно найти в нашей стране человека, не видевшего трилогий «Властелин колец» и «Хоббит». Но мало кто читал книги с одноименными  названиями, и еще меньше людей смогли добраться до «Сильмариллиона» - толкиеновской уникальной мифологии, единственной и неповторимой. Мир, созданный Толкиеном, породил целое направление любителей ролевых игр – толкинистов. Они восстанавливают эпические битвы из любимых книг, одушевляют их героев и создают новые истории об эльфах, гоблинах и полуросликах.

 

Но задумывались ли вы когда-либо, откуда взялись все эти существа, как их придумал Толкиен, и как происходило рождение Арды? Эта статья для тех, кто любит творчество Толкиена и интересуется истоками его мифологии так же, как я.

Джон Толкиен родился в Южной Африке, но, еще будучи маленьким, перебрался вместе с Родителями в Англию, где вырос и прожил всю жизнь. Он был талантливым художником, филологом, доктором литературы и профессором Оксфорда, при его помощи создавался Оксфордский словарь английского языка. С юных лет Джон увлекался древними языками и легендами Европы. Он изучал староанглийский, древнеисландский, кельтский, готский, древнефинский, латынь... В юношеские годы его развлечением было придумывание языков – например, вместе с кузиной Мэри он сочинил язык под названием «новая чушь».

 

Почему наречия народов Толкиена так органичны? Они настолько живые и цельные, будто действительно слетели с уст реальных персонажей. Все дело в том, что Толкиен был талантливым, выдающимся лингвистом, чувствовавшим всю глубину, сложность и поэтичность языка. Именно одержимость филологией стала толчком для создания всех его книг. Он сконструировал около двадцати полноценных языков, имеющих работающую грамматическую и лексическую базу. Самые известные из них — эльфийский язык, черное наречие империи Саурона, язык Валаров, использующийся в «Сильмариллионе». Кроме них есть еще немало различных наречий и языков – гномий (кхуздул), энтийский, а также целый ряд человеческих диалектов Средиземья, имеющих свою историю.

Как писал сам Толкиен в одном из своих писем, мир Арды был создан для того, чтобы заполнить его языками, а не наоборот. Языки не были литературным приемом или украшением текстов – они были самоцелью, страстью писателя.

 

«Хоббит», «Властелин колец» и «Сильмариллион» можно выстроить по сложности сюжета и «серьезности». «Хоббит» больше напоминает детскую сказку, «Властелин колец» - остросюжетный приключенческий роман для взрослых, а «Сильмариллион» - научный труд по истории древнего мира. В этом порядке они и писались, но не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Сложный, невероятный и прекрасны мир Толкиена создавался очень долго, в течение всей жизни писателя. Все его книги так тесно переплетены сюжетами, персонажами и окружением, что при более пристальном рассмотрении сложно не заметить их глубокое взаимопроникновение. Когда писался «Хоббит», уже был заложен фундамент для создания новой мифологии «Сильмариллиона».

Даже язык повествования в книгах отличается. В «Хоббите» он простой и задорный, а в остальных частях – сложный, витиеватый, приближенный к  напыщенному слогу саг и баллад древности. Не всем удается прочитать «Властелин колец»; осилить «Сильмариллион» - и подавно. Слишком много там описаний, длинных диалогов, имен и названий. А уж пересказать сюжет не по силам никому.  

 

Сложно найти отправную точку создания персонажей Толкиена – будет верно предположение, что они формировались в течение всей его жизни. Проведя часть детства в деревушке Сэрхоул, будущий писатель заинтересовался деревьями, которые ассоциировались у него с мудростью и добром. Джон любил рисовать ожившие деревья с человеческими лицами — впоследствии эти плоды юношеского воображения стали энтами. Еще одни уникальные персонажи, придуманные писателем – это хоббиты, полурослики, к которым он испытывал особую симпатию. Эти малыши не имеют государства и вождей, они беспечны и порой слишком ребячливы, честны и добры. Но когда приходит время защищать свой край и дорогих и существ, они показывают чудеса храбрости и самоотверженности. Сам Толкиен говорил, что большую роль в формировании образа хоббитов сыграли его сослуживцы, простые солдаты, с которыми он воевал во время Первой мировой войны.

 

«Властелин колец» создавался во время Второй мировой, что не могло не отразиться на мире эльфов и гномов. Многие читатели прослеживают сходство в противостоянии черных сил орков и гоблинов светлым противникам – гномам, эльфам, людям, энтам, хоббитам. И хотя мы привыкли разделять этих героев на «хороших» и «плохих», все они, как и обычные люди, имеют свои темные стороны. Эльфы слишком заносчивы, гномы слишком жадны, люди погрязли в распрях и борьбе за власть. Как это похоже на политические дрязги Второй мировой, когда союзники не могли договориться, давая фору своим заклятым врагам.

И хотя Толкиен не признал военных параллелей настоящего мира и Средиземья, он выразил немало глубоких, мудрых, провидческих мыслей, которые справедливы по отношению к любой войне.

 

К слову, хотя мы и говорим об истории Средиземья – но это всего лишь одна область толкиеновского мира, наиболее описанная в книгах, лишь один из континентов Арды. Что это – другая планета, параллельная реальность или эпизод из истории Земли? Толкиен отвечал своим поклонникам на эти вопросы довольно противоречиво, оставляя их в недоумении. Одним он говорил, что история, описанная в его книгах – это древний период истории нашего мира, закончившийся 6 000 лет назад. Другим намекал на то, что это параллельная реальность, но она также относится к прошлому Земли. Так или иначе, толкиеновская Арда – это наша планета, и все населяющие ее существа когда-то жили на континентах, ставших нынче обителью человечества. А свой любимый Шир Толкиен поместил на той же широте, что и Оксфорд, где проработал большую часть жизни. Он неспроста так поступил – писатель неоднократно говорил о том, что британцы во многом похожи на хоббитов: среди оксфордских старожилов сложно встретить людей с яркими биографиями. Англичане основательны и степенны, и чем меньше событий случается в их жизни, тем степеннее они становятся. И лишь сам автор разительно отличался от своих земляков – в университете его прозвали «Сумасшедшим Шляпником» и «Оксюмороном». Последнее понятие обозначает сочетание несовместимых свойств – например, «умный дурак» или «ледяное пламя». Таким и был Толкиен – профессор с биографией, которую можно было смело положить в основу приключенческого романа. Да и «Шляпник» из него был самый что ни на есть настоящий – Толкиен постоянно что-то бормотал на придуманных им языках, рассказывал сам себе об эльфах и гномах.

 

В книгах Толкиена гармонично переплетается древняя мифология европейцев и выдуманные персонажи. Возможно, поэтому так сложно понять, сказка это, легенда или художественная фантастика. Наряду с хоббитами и энтами, придуманными автором, здесь есть и персонажи легенд разных европейских стран. Имена эльфов, людей и магов взяты из древних саг и сказаний.

Есть в книгах Толкиена персонажи, соединяющие сюжетные линии – они настолько древние, что смогли захватить события разных эпох. Это Голлум, несчастный обладатель одного из колец, и Гендальф. И хотя для обычных кинолюбителей он – обычный волшебник, те, кто читал «Сильмариллион», знает, что этот высокий старик с седой бородой не так прост. Это Олорин, один из Майаров, пришедших в Арду для помощи людям и эльфам. Он, как и другие могущественные духи, был создан еще до сотворения Арды, а потому бессмертен. Можно сказать, что он вел себя довольно скромно для одного из верховных существ планеты – но, возможно, в этом и заключается его сила.

 

Рождение Гендальфа в сознании автора было столь же простым, как и характер волшебника – Толкиен увидел старика в широкополой шляпе на открытке, после чего этот образ надолго засел в его голове. Интересно, что в реальной мифологии Гендальфом называли гнома из древненорвежской поэмы.

 

В образах различных персонажей прослеживаются отголоски легенд и мифов: Валары сродни древнегреческим богам, остров Нуменор повторяет историю погибшей Атлантиды, в противостоянии Мелькора и Эру угадывается христианское противопоставления злого и доброго начал. Несложно проследить в книгах Толкиена связь с финским эпосом «Калевала» и древнескандинавскими мифами. Но, несмотря на огромное количество заимствований, его эпос не стал простым копированием – он очень самобытен, необычен, не похож ни на что другое.

 

При жизни автора были изданы всего две из известных трех крупных работ – «Хоббит»  и «Властелин колец». «Хоббит» вышел в печать в 1937 году, в 1954 и 1955 годах появились три части романа о Кольцах Всевластья. «Сильмариллион» был опубликован уже после смерти писателя под редакцией его сына Кристофера в 1977 году. Кроме этих произведений существуют еще стихи и рассказы, большинство из которых были изданы также после смерти Джона благодаря его сыну.

 

Личность, талант и книги Толкиена необыкновенны – ни один писатель, создававший свою мифологию, не смог дотянуться до его высот. При жизни профессора осаждали толпы поклонников, звонивших в любое время дня и ночи, чтобы спросить толкование какого-то эльфийского слова или уточнить особые приметы любимого персонажа. Мир, придуманный Джоном, оказался настолько реален, что многие и сейчас верят в его существование. А фанаты-толкиенисты с середины 50-х годов прошлого века и до сегодняшнего дня упорно стремятся воплотить этот мир в реальную жизнь.